Невеста с бурным прошлым читать онлайн

Исламская линия доверия Название книги: Невеста с бурным прошлым читать онлайн
Страниц: 159
Год: 2006
Жанр: Боевик

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

753 кб Добавлено: 16-янв-2018 в 11:01
epub

737 кб Добавлено: 16-янв-2018 в 11:01
pdf

2,7 Мб Добавлено: 16-янв-2018 в 11:01
rtf

759 кб Добавлено: 16-янв-2018 в 11:01
txt

681 кб Добавлено: 16-янв-2018 в 11:01
Скачать книгу



О книге «Невеста с бурным прошлым читать онлайн»

Из подвального этажа, где была кухня, в открытое окно слышно было, как там спешили, как стучали ножами, как хлопали дверью на блоке; пахло жареной индейкой и маринованными вишнями. У Нины Ивановны блестели бриллианты на пальцах, потом на глазах заблестели слезы, она заволновалась. В сущности, для меня вы теперь самый близкий, самый родной человек. Саша угощал чаем, яблоками; а когда поезд тронулся и он, улыбаясь, помахивал платком, то даже по ногам его видно было, что он очень болен и едва ли проживет долго. Когда она ехала с вокзала домой, то улицы казались ей очень широкими, а дома маленькими, приплюснутыми; людей не было, и только встретился немец-настройщик в рыжем пальто. Бабушка, совсем уже старая, по-прежнему полная и некрасивая, охватила Надю руками и долго плакала, прижавшись лицом к ее плечу, и не могла оторваться. Она потрогала свой стол, постель, посидела, подумала. И ей было неприятно, что это предчувствие и мысли о Саше не волновали ее так, как раньше.

И почему-то казалось, что так теперь будет всю жизнь, без перемены, без конца! – Хотя я и не смею спорить с вами, – сказала она, – но, согласитесь, в жизни так много неразрешимых загадок! После ужина Андрей Андреич играл на скрипке, а Нина Ивановна аккомпанировала на рояли. Они посидели, поговорили; и теперь, после того как Надя провела зиму в Петербурге, от Саши, от его слов, от улыбки и от всей его фигуры веяло чем-то отжитым, старомодным, давно спетым и, быть может, уже ушедшим в могилу. Жена удивительный человек; все сбиваю ее, уговариваю, чтоб она учиться пошла. Нина Ивановна тоже сильно постарела и подурнела, как-то осунулась вся, но все еще по-прежнему была затянута, и бриллианты блестели у нее на пальцах. И обедала хорошо, и пила чай со вкусными, жирными сливками, но чего-то уже не хватало, чувствовалась пустота в комнатах, и потолки были низки. Ей страстно хотелось жить, хотелось в Петербург, и знакомство с Сашей представлялось уже милым, но далеким, далеким прошлым!

Вот кто-то вышел из дома и остановился на крыльце; это Александр Тимофеич, или попросту Саша, гость, приехавший из Москвы дней десять назад. – Ваша мама по-своему, конечно, и очень добрая и милая женщина, но… Сегодня утром рано зашел я к вам в кухню, а там четыре прислуги спят прямо на полу, кроватей нет, вместо постелей лохмотья, вонь, клопы, тараканы… Бабушка, или, как ее называли в доме, бабуля, очень полная, некрасивая, с густыми бровями и с усиками, говорила громко, и уже по ее голосу и манере говорить было заметно, что она здесь старшая в доме. – Отеческого дара расточив богатство, – проговорил отец Андрей медленно, со смеющимися глазами, – с бессмысленными скоты пасохся окаянный… Он десять лет назад кончил в университете по филологическому факультету, но нигде не служил, определенного дела не имел и лишь изредка принимал участие в концертах с благотворительною целью; и в городе называли его артистом. На столе тихо кипел самовар, и только один Саша пил чай. – Я послезавтра на Волгу поеду, – сказал Саша, – ну а потом на кумыс. Вечером она легла спать, укрылась, и почему-то было смешно лежать в этой теплой, очень мягкой постели. Она не спала всю ночь и утром сидела у окна, прислушивалась.


Когда-то давно к бабушке хаживала за подаяньем ее дальняя родственница, Марья Петровна, обедневшая дворянка-вдова, маленькая, худенькая, больная. Почему-то про него говорили, что он прекрасный художник, и, когда у него умерла мать, бабушка, ради спасения души, отправила его в Москву в Комиссаровское училище; года через два перешел он в училище живописи, пробыл здесь чуть ли не пятнадцать лет и кончил по архитектурному отделению, с грехом пополам, но архитектурой все-таки не занимался, а служил в одной из московских литографий. – А я вот сижу и смотрю отсюда на маму, – сказала Надя. У моей мамы, конечно, есть слабости, – добавила она, помолчав, – но все же она необыкновенная женщина. То же самое, что было двадцать лет назад, никакой перемены. Ей принадлежали торговые ряды на ярмарке и старинный дом с колоннами и садом, но она каждое утро молилась, чтобы бог спас ее от разорения, и при


Почти каждое лето приезжал он, обыкновенно очень больной, к бабушке, чтобы отдохнуть и поправиться. Ну, бабушка, бог с ней, на то она и бабушка; а ведь мама небось по-французски говорит, в спектаклях участвует. Когда Саша говорил, то вытягивал перед слушателем два длинных, тощих пальца. И ее невестка, мать Нади, Нина Ивановна, белокурая, сильно затянутая, в pince-nez и с бриллиантами на каждом пальце; и отец Андрей, старик, худощавый, беззубый и с таким выражением, будто собирался рассказать что-то очень смешное; и его сын Андрей Андреич, жених Нади, полный и красивый, с вьющимися волосами, похожий на артиста или художника, – все трое говорили о гипнотизме. Проводив жениха, Надя пошла к себе наверх, где жила с матерью (нижний этаж занимала бабушка). Сообщалось, что вчера утром в Саратове от чахотки скончался Александр Тимофеич, или попросту Саша.


А мысли были все те же, что и в прошлую ночь, однообразные, ненужные, неотвязчивые, мысли о том, как Андрей Андреич стал ухаживать за ней и сделал ей предложение, как она согласилась и потом мало-помалу оценила этого доброго, умного человека. – Тик-ток…» В большое старое окно виден сад, дальние кусты густо цветущей сирени, сонной и вялой от холода; и туман, белый, густой, тихо подплывает к сирени, хочет закрыть ее. Чтобы подразнить бабушку, Саша ел и свой скоромный суп, и постный борщ. Надя пошла к себе, оделась и, севши у окна, стала поджидать утра. Проводите меня до Москвы, а там вы одни поедете в Петербург. – Поедете, будете учиться, а там пусть вас носит судьба. Главное – перевернуть жизнь, а все остальное не важно.

Но почему-то теперь, когда до свадьбы осталось не больше месяца, она стала испытывать страх, беспокойство, как будто ожидало ее что-то неопределенное, тяжелое. Он шутил все время, пока обедали, но шутки у него выходили громоздкие, непременно с расчетом на мораль, и выходило совсем не смешно, когда он перед тем, как сострить, поднимал вверх свои очень длинные, исхудалые, точно мертвые пальцы и когда приходило на мысль, что он очень болен и, пожалуй, недолго еще протянет на этом свете; тогда становилось жаль его до слез. – И как бы там ни было, милая моя, надо вдуматься, надо понять, как нечиста, как безнравственна эта ваша праздная жизнь, – продолжал Саша. Она всю ночь сидела и думала, а кто-то со двора все стучал в ставню и насвистывал. – Как я могла жить здесь раньше, не понимаю, не постигаю!


Перейти к следующей книге

Комментарии

  • Долго откладывала эту книгу, так как фэнтези совсем не мой жанр, прочла на одном дыхании! Очень понравилось

  • Слог поначалу показался тяжеловат, но книга мне понравилось. Она искренняя, в ней столько порушенных судеб, столько печали... Печать гораздо искреннее счастья. Когда читаешь о том, как кто-то наконец встретился, как всё у них хорошо - не веришь; это сказк

  • Очень милая книжка. Позитивная. Здорово поднимает настроение. Советую!Perfectly

  • Сначала ещё нормально, но ближе к половине... полный бред!

Оставить отзыв